Announcing: BahaiPrayers.net


More Books by Удо Шефер

Вера Бахаи секта или религия
Парадигма единства Бахауллы
Free Interfaith Software

Web - Windows - iPhone








Удо Шефер : Парадигма единства Бахауллы
Удо Шефер
Парадигма Единства Бахауллы
В качестве вклада в межконфессиональный диалог по
Глобальной Этике*1
I.

Вера Бахаи - религия, основанная в середине прошлого века - относительно мало исследована учеными, работающими в области сравнительного религиоведения. Поэтому, даже рискуя ехать в Тулу со своим самоваром, я приведу здесь кое-какие начальные сведения о ней.

Эта Вера, основанная в Иране в XIX веке, является независимой мессианской религией в традиции религий откровения Ближнего Востока и обладает архетипическими признаками, известными нам из религиозной истории: предтеча, проложивший путь - Баб, а затем - предсказанная Им центральная пророческая Фигура, основатель собственно Веры Бахаи - Бахаулла.†2 Бог, возвещаемый Им - "Бог Авраама, Исаака и Иакова".3 Уходя своими корнями в мессианские обетования ислама,4 эта религия явилась на свет в 1260 г. эры хиджры‡ с появление Баба.§5 Его возвещения о наступлении "великого Дня Господа"6, обещанного "Часа"7, а также быстрое умножение рядов Его общины вызвало ожесточенную оппозицию со стороны шиитского духовенства, которое заключило Его в тюрьму и в итоге публично казнило в 1850 г. Отменив** исламский религиозный закон, шариат, и провозгласив новый божественный закон, Он вызвал тем глубокую враждебность к общине своих последователей, не утихающую до сих пор и проявляющуюся и поныне в жестоких преследованиях бахаи в Исламской Республике Иран, поскольку притязания на пост-кораническое откровение не согласуются с исламской догмой об окончательности8 Корана; для мусульман это - skandalon, ересь и отступничество.††9

В лице Бахауллы бахаи видят эсхатологически поворотную точку истории: с Его приходом подошел к концу адамический цикл, пророческая эпоха10, занялась заря "Дня Воскресения"11 и началась новая всемирная эпоха, в которой человечество достигнет реализации своих возможностей. В течение сорока лет своей пророческой миссии Бахаулла был заключенным и изгнанником по указу сначала шаха персидского, а затем - турецкого султана. Местами Его ссылки были Багдад, Константинополь, Адрианополь и, в конце концов, город Акка в Святой Земле. Весьма многочисленные и объемные подлинные тексты Его трудо⇇12, написанные на персидском и арабском языках, бахаи считают посланием человечеству от Бога, Словом Божьим. Вера, основанная Бахауллой, провозглашенная впервые западной аудитории в 1893 г. на Всемирном Парламенте Религий в Чикаго и распространившаяся с тех пор почти по всем странам земного шара, является, несмотря на относительно небольшое число своих приверженце⧧, географически самой широко распространенной религией после христианства13. Представлявшаяся в течение долгого времени как секта ислама, ныне она все чаще характеризуется в академической литературе как самостоятельная всемирная религия14.

II.

Центральная тема учений Бахауллы (а также, в сущности, и Баба) - концепция единства. Это единство существует на трех уровнях: единство Бога***, единство религий, единство человечества.

1. Уже послание Баба было по сути своей всепланетным. Обращаясь к человечеству в целом, Он призывал, в том числе, и "народы Запада" прислушаться к Его посланию и "уподобиться истинным братьям в единой и неделимой религии Бога"15. Бахаулла, в рамках Cвоей миссии "оживить мир и принести всем сущим на лике земли единство"16, указывал человеческой расе, быстро развивающейся в направлении всемирного сообщества, ту цель, к которой она должна стремиться: духовное и политическое объединение человечества. Его весть о "всемирном обновлении"17 нацелена, в своем горизонтальном измерении, на установление универсального общественного строя среди народов, на отказ от войны и установление вечного мира*18. Предпосылкой этой политической цели, мессианского царства, федеративного мирового содружества, исходящего из принципа "единства в разнообразии"19, является новое, космополитическое сознание, порожденное "видением людей, мирно живущих вместе"†20 и наполненное безграничной, всеохватной любовью ко всему человечеству, сотворенному как единая семья: "Вы все - листья одного древа и капли одного океана"21... "Земля - лишь одна страна и все человечество - ее граждане"22.

Это видение объединенного человечества - не просто какая-то фантастическая, туманная идея, но, скорее, пророческое обетование23, пламенная надежда и конкретное политическое провозглашение. Любовь к человечеству - центральная ценность во всей иерархии ценностей. Любые совершаемые действия должны иметь целью процветание человечества24, его благоденствие имеет абсолютный приоритет надо всеми частными интересами. Поэтому утверждается следующее: "Пусть ваш взор объемлет весь мир, а не замыкается на вас самих"25... "Подобает гордиться не тому, кто любит свою страну, но скорее тому, кто любит целый мир... Тот, воистину, человек, кто посвящает себя сегодня служению всей человеческой расе."26 Идея поздней античности о всемирном гражданстве, где "целый мир - наше отечество"‡27, обретает здесь новое измерение: будучи возвышено до ранга религиозного кредо, она становится центральным пунктом конкретной повестки дня спасения человечества.

2. Еще одна характерная черта концепции откровения у бахаи - доктрина о божественном откровении в истории. "Всем народам"28 со "времен незапамятных"29 Бог посылал Своих Пророков и Посланников§ и заключал с ними Завет, дабы направить их на "прямую Стезю Истины"30, путь к спасению. Каждый из этих Посланцев спасения был "Путем Бога, соединяющим мир сей с горними царствами, Хоругвью Бога"31, "наместником и глашатаем Бога"32, представляющим Его право и Его владычество. Будучи возвышены над простыми человеческими существами, они принадлежат к своему собственному онтологическому уровню в царстве творения. В их лице человек сталкивается с Богом: "Признавший Их признал Бога"33, тогда как абсолютная реальность, Сущность Бога, навечно останется от людей сокрытой**34. Бахаулла называет эти величественные фигуры, известные нам из религиозной истории, "Явителями Бога"††35 и категорически заявляет, что между ними нет никакого различия‡‡. Вера во всех Явителей как в воплощение общего уровня божественного вдохновения необходима для спасения:§§36 отвергающий одного из них отвергает всех37. Таким образом, религии получают свой свет из одного источника: "Сии принципы и законы, сии твердо установленные и могущественные системы произошли из одного источника и суть лучи одного Света. Что они отличаются друг от друга, должно быть приписано разнообразию требований эпохи, когда они были провозглашены."38

Различия существуют не во внутренней природе Посланников,*39 а в их исторической миссии. Откровение - не абстрактное событие, оно всегда происходит в каком-то историческом контексте. Человеческие культуры произвели на свет исключительно разнообразные взгляды, склады мышления и структуры сознания. Социальный порядок их также был весьма разнообразным, также как и "недуги", поражавшие тело общества - поэтому в каждом случае необходимо было прописывать различные "лекарства"†40. Таким образом, божественное откровение как орудие Бога в воспитании человечества связано и с культурно-историческими условиями, и с уровнем развития людей конкретной эпохи, и неизбежно отражает их‡41. Каждый Посланец спасения был поэтому, в то же самое время, и "носителем особого Послания"42. Итак, явленная людям истина, притязающая на абсолютную достоверность, является все же относительной.43 Все религиозные истины, с которыми мы сталкиваемся в традиции последовательно являвшихся в мир религий, суть всего лишь "грани одной истины"44, той самой абсолютной Истины, к полному разумению которой человек, хотя бы даже просто из-за ограниченности своего языка, никогда не сможет приобщиться§. Тот факт, что Явители оказываются различающимися в "интенсивности своего света"**, присуще, согласно Бахаулле, не "самому свету", но "скорее должно быть приписано различной восприимчивости вечно изменяющегося мира".45 В свете этого между всеми провозвестниками Абсолютной Реальности существует некое мистическое единство, проявляющееся, в свою очередь, в абстрактном, трансцендентном единстве религий. В конце концов, как формулирует это Баб, существует лишь "одна единая и неделимая религия Бога"46, una religio in rituum varietate,47 как называл ее Николай Кузанский. Коран называет это исла솆.

Что между религиями существуют различия - самоочевидно, но все же это недостаточный аргумент против тезиса о единстве религий. Различия можно увидеть в горизонтальном измерении; они принадлежат, как формулирует это Анна-Мария Шиммель, "внешней сфере религий"48, к "одежде", в которой воплощаются формы, ритуалы и, прежде всего, сам Зако퇇 - т. е. те аспекты религий, что определяются исторически, в то время как различия в используемых метафизических концепциях обязаны различиям в культурной среде откровения, в уровне быта людей в рамках многообразных культур§§49, а также историческому пути развития, который та или иная религиозная традиция прошла***50. Различия заключаются не в самом свете, но в освещаемых им объектах, подобно тому, как солнце в зеркале - диск, в хрустальной же друзе - огонь51. В сущности своих учений религии составляют "неизменную Веру в Бога, вечную в прошлом, вечную в будущем"52.

Таким образом, разнообразие религий находится в полном согласии в божественным планом спасения человечества. История религии, от начала и до конца, и есть, в общем-то, эта самая "История Спасения" - история, охватывающая все явленные религии. Откровение - прогрессивный, циклически повторяющийся процесс, открытый в будущее. Бахаулла объявил несостоятельными любые притязания на окончательность и уникальность какой бы то ни было отдельной религии, на то, что со временем не появится какая-то, которая ее превзойдет†††53.

Итак, очевидным образом произошел сдвиг в теологической парадигме. В отличие от парадигмы традиционной, где история спасения видится как эволюционный процесс, приводящий к финальному акту искупления, когда некая уникальная личность появляется и искупает человечество раз и навсегда,54 окончательно и навечно, новая парадигма - это как бы божественный "план спасения", непрерывный процесс божественного "воспитания человеческой расы"‡‡‡55 через последовательно даруемые народам откровения. Характеризуемое феноменологически единство религий56 отражает абстрактное, трансцендентное единство религий, прочно заложенное в божественном плане спасения.

III.

Вышеприведенные рассуждения логично приводят к вопросу о том, в какой степени парадигма единства Бахауллы может быть введена в диалог между религиями и каким образом ее можно с пользой применить в ходе сотрудничества между ними, особенно в "Проекте по Глобальной Этике", стремящемся выработать на основе священных писаний человечества общие стандарты правильного и неправильного, добра и зла, обязательных норм, ценностей, идеалов, целей и максим, на которых могли бы согласиться все люди доброй воли. В сущности, жизнеспособность нашего неуклонно развивающегося мирового сообщества зависит именно от того, будет ли достигнут консенсус по этим основополагающим ценностям.

1. Согласно разработанному теологами критерию57 и руководящим принципам58, установленным Экуменическим Советом Церквей в 1977 г., межконфессиональный диалог, поднимающий весьма деликатные темы, должен характеризоваться искренностью и открытостью, вестись в духе взаимопонимания и смирения. Он не должен служить целям теологической апологетики или использоваться как повод для самопревознесения и восхваления собственной религии, не должен он также затушевывать существующие различия§§§59 или приводить к безразличию или конформизму, согласному на все и оставляющему вопрос истины вне рассмотрения. Такой диалог не направлен на обращение кого бы то ни было из его участников, но, скорее, на обоюдное понимание, взаимоуважение и "трансформацию"60. Доверие, взаимопонимание и готовность сотрудничать ради блага человечества могут развиться только из такого диалога, который характеризуется открытостью и искренностью, из столкновения, в ходе которого "честно принимается то, что объединяет и то, что разделяет".61

2. Каждая вера имеет свои отличительные черты и свои неотъемлемые особенности, свои proprium. Было бы неискренностью избегать упоминания о положениях, проистекающих из недвусмысленных утверждений Писания, просто потому, что они приводят к соперничеству между различными религиозными кредо. Следовательно, необходимо заявить, что для бахаи откровение Бахауллы является путем к спасению, "Стезею Истины".62 В отличие от пост-модернисткого субъективизма, Вера Бахаи, как и прочие религии,****63 притязает на универсальную, всеобщую истину, и неотделима от ясного утверждения о том, что признание этой Веры необходимо для спасения.64 В процессе межконфессионального диалога это притязание на истину требует своего признания просто как следствие идеи, являющейся неотъемлемой частью парадигмы единства - идеи о прогрессивно развивающемся откровении, эволюционной "Истории Спасения". Эта идея подразумевает достижение вершины в развитии предыдущих откровений и исполнение их обещаний.†††† Новая "Книга Бога", согласно Бахаулле - "непогрешимые весы, на коих взвешивается все"65 - является той мерой, которой должны меряться другие религии. Новое откровение является, так сказать, божественной "реформацией",66 "временем жатвы",67 "днем сбора",‡‡‡‡ как Бахаулла, ссылаясь на Евангелие от Матфея,68 провозгласил это в Своей Скрижали к папе Пию IX.

Доктрина "прогрессивного откровения"69 призывает бахаи вести как бы личный "внутренний диалог"70 с более ранними откровениями религиозной веры, поскольку для них они также составляют часть отождествления самих себя с Верой Бахаи. Очевидно, однако, что такая интерпретация, рассматривающая предыдущие откровения с точки зрения включения их в более позднее и придание им, таким образом, относительного характера, не согласуется с тем, как сами эти религии видят себя, и неприемлемо для них. Следовательно, это не может стать основой для диалога. Это один из тех неразрешимых конфликтов между различными притязаниями на истину, которые постоянно возникают в ходе контактов между религиями.§§§§ Необходимо научиться мирно сосуществовать с такими различиями и проявлять терпимость к противоположным убеждениям. Диалог начинается с тех уровней, где существует совместимость мнений, оттуда, где можно делать заявления по вопросам общечеловеческим - в данном случае, по вопросам этики. Вера в мистическое единство религий - уровень, с которого, в сущности, уже можно вести межрелигиозный диалог.

2. Такая вера с необходимостью приводит к отвержению исключительности, в рамках которой одна из религий считается единственным носителем спасения, а все остальные покровительственно дисквалифицируются как "неверие"71 или даже как "религии лжи",72 а приверженцы их клеймятся как "неверные", "варвары" или "язычники". Религии прошлого не были ни "упразднены", ни "опровергнуты" с появлением Бахауллы; также не является Его откровение "единственно верной", "единственно правильной и подлинной" доктриной.73 Религии человечества - не просто какие-то частные истины, отражения стремления человека к запредельному, и не "проблески истины";74 они суть божественно рожденные явления Слова Божия, все они - Пути к Спасению.***** Их Священные Книги - свидетельства об Истине и составные части Святого Писания в более широком смысле этого слова, поскольку происходят они все из одного источника. За исключением исторически обусловленных элементов, истины, провозглашенные в этих Святых Книгах, всегда останутся верными.†††††

3. Более того, теологический универсализм имеет далеко идущие практические последствия для законов и этики. Законодательные нормы, отношения и религиозные практики, способствующие сепаратизму и принижающие другие религии, или дискриминационные по отношению к их последователям, отвергаются в откровении Бахауллы. Так, в Его Писаниях мы находим, что:

a) ясно и четко упраздняется75 шиитская концепция "нечистоты",76 согласно которой немусульмане считаются77‡‡‡‡‡ "нечистыми" и должны избегаться;78

b) вводится запрет на проклятия79 и анафему в адрес других вер, как это практикуется в некоторых религиях;80§§§§§

c) упраздняется запрет на вступление в брак с последователем другой религии.81******

Устранение дискриминационных барьеров является исходной предпосылкой одной из основных заповедей Бахауллы Своим последователям - "О люди! Общайтесь с последователями всех религий в духе дружелюбия и братства."82†††††† Это подразумевает не просто упразднение закона Корана не заключать дружбу с неверными или с верующими иных религий.83 Это также распространяется до уровня повеления вести диалог с другими религиями в том же самом духе, что и с последователями собственной; целью же здесь является преодоление старых отношений неприязни, споров и фанатизма по отношению к другим верам.84 Примирение религий85 - главная цель всей "Истории Спасения", поскольку такое примирение - основа для того "всемирного примирения",86 к которому призывает Бахаулла и которое является предпосылкой для продолжительного и устойчивого мира во всем мире.87

В дополнение к этому следует упомянуть высокую оценку добродетелей терпимости (т. е. умения примиряться с существованием чужих убеждений)88 и терпения (т. е. способности выстоять в трудностях),89 решительное осуждение религиозного фанатизма,‡‡‡‡‡‡ подчеркнутые предупреждения против агрессивного навязывания веры,90 шовинизма,91 бесполезных теологических диспутов,92 "бесплодных экскурсов в метафизические тонкости толщиной не больше волоса"93 и "пустых препирательств".94 Религия, имеющая целью своей любовь, гармонию и мир среди людей,95 не должна вести к отчуждению, раздорам, борьбе, враждебности и ненависти.§§§§§§96

Следовательно, просто терпимости здесь недостаточно; приверженцы других вер должны встречаться с любовью и приязнью, "со счастием и лучезарностью", с "нежным милосердием, свободным от вражды и ненависти".97 Таким образом, как объявил это Сам Бахаулла, "двери любви и единства были отперты и широко распахнуты пред лицом людей", а все, что их духовно разделяет, все, что приводит к "разногласиям и расколам" между ними, было "упразднено и аннулировано".98

Межрелигиозный диалог, которого требует Бахаулла - не самоцель. Скорее, целью его является служить высочайшей задаче религии, а именно, "охранять интересы, содействовать единству и воспитывать дух любви и братства среди людей".99 Таким образом, Бахаулла призывает правителей и религиозных лидеров подняться ради возрождения мира, держать совет всем вместе и "предписать больному и жестоко страдающему миру потребное ему целительное средство".100 Поэтому бахаи увещеваются сотрудничать и заниматься совместным служением на благо человечества в содружестве с другими религиями. Попытка дать миру, пребывающему в состоянии "глубочайшего кризиса",101 "в агонии",102 миру, балансирующему на краю хаоса, универсальный этический кодекс, то есть основные моральные ценности, которые можно отыскать в традициях всех религий - вот проект, в котором бахаи чистосердечно сотрудничают, поскольку они преданы идее единства человечества и верят в божественное происхождение всех религий. Давайте рассмотрим теперь, как смотрит Вера Бахаи на взаимоотношения между религией и нравственностью.

IV.

1. В одной из своих работ103 я уже останавливался подробно на том, что нравственные ценности имеют аксиоматическую природу. Нельзя представить никакого логического доказательства их истинности. Создавать нравственные стандарты - не в компетенции науки, нельзя также определить в научных терминах то, как человек должен жить, чтобы жизнь его была полна смысла; и только в весьма ограниченной степени разум способен осознать, что правильно, а что нет. 104 Только непомерное тщеславие и спесь могут заставить человека поддаться искушению уверовать в то, будто он может с абсолютным авторитетом, возжелав уподобиться Богу, различать между добром и злом.105 В своей книге "Глобальная Ответственность"106 Ханс Кюнг убедительно продемонстрировал,107 что высшие ценности и непререкаемо обязательные нормы не могут иметь чисто рационального основания и их невозможно установить эмоционально в человеческом сознании силою одного лишь разума; нравственные императивы могут вести свое происхождение только от Абсолюта, от Совершенной Реальности.

Только религия способна создать систему непреходящих ценностей и идеалов, создать из них иерархию, воплотить нравственные ценности в практическое поведение, передать их младшему поколению в ходе воспитания и поддерживать их жизненность в сознании общества. Оторванные от своих метафизических якорей, эти ценности теряют характер веры и здравого смысла, до тех пор, пока в них не перестают "верить", а вместо этого начинают критически подвергать сомнению и отрицать. Нравственные стандарты могут устойчиво поддерживаться, только когда имеют характер веры. Необходимо считать их само собой разумеющимися - то есть верить в них. Наделить же основные жизненные ценности человека внутренним авторитетом и побудить его согласиться с вытекающим из них образом жизни способна, в сущности, только религия.*******

Без этой Совершенной Реальности, называемой нами Богом, рушится последний оплот нравственности. Еще в двадцатых годах это было ярко описано Макс Прайбилла С. Дж. в виде следующего афоризма: "Без Бога нравственность пускается по ветру: она теряет тогда свои последние якоря... Почему должен человек трепетать пред барьерами, воздвигнутыми им самим или иными людьми, подобными ему? Даже культура, человечность и всеобщее благо бледнеют и обращаются в бесплотный призрак, когда, не видя больше луча вечной надежды, ради них приносятся в жертву счастье и сама жизнь."108

Без нравственности, как это было известно еще с античности,109 закон нежизнеспособен. Без всемирной этики, без "всеобщего согласия о некоем минимальном наборе обязательных ценностей, непререкаемых стандартов и основополагающих нравственных отношений",110 невозможно представить себе "новый глобальный миропорядок",111 как это было рассмотрено Бахаулло醆†††††112 еще в девятнадцатом веке и к чему Он настойчиво призывал человечество.

2. Эти основополагающие ценности можно найти в различной форме, с различными акцентами и на разных языках во всех религиозных традициях. Именно в этом аспекте единство религий, центральное верование в системе бахаи, наиболее отчетливо заметно. В дополнение к "Золотому Правилу" и четырем основным заповедям "не убий, не укради, не солги, не прелюбодействуй", процитированных в "Декларации по Глобальной Этике",113 религии имеют великое множество других общих черт и обладают удивительными чертами взаимного сходства. Хотя в том, что касается конкретных нравственных наставлений, каждая религия расставляет акценты по-своему, они все учат о том, что люди должны делать добро и избегать зла; все они учат, что нарушение предписанных этических стандартов - "грех" - мешает человеку спастись; и во всех религиях присутствует идея, что личность несет метафизическую ответственность за свои действия.

Бахаи верят в то, что эти всеобщие ценности имеют своим изначальным истоком Бога, что именно эти ценности, составляющие сердцевину религиозного закона,‡‡‡‡‡‡‡ остаются верными во все времена114 и непрестанно обновляются в следующих друг за другом Откровениях. Бахаи, обнаруживающий в Писаниях Бахауллы новый закон Бога115 и неизмеримое богатство этических заповедей,§§§§§§§116 видит в этике религий отражение того самого света, "что просвещает всех человеков",117 те самые "духовные, непреходящие законы",118 что составляют действительную основу всех религий и являются "неизменными и вечными",******** ведя человека к спасению.†††††††† Последователь Бахауллы видит в них lex aeterna (существующий не в обусловленном мире, но в державной Воле Бога),‡‡‡‡‡‡‡‡ "архимедову точку", "Надежную Опору"§§§§§§§§ для личности и для общества, установленные рамки, недоступные для критики, ставящие цель и указующие путь, "Прямую Стезю"119 с ее несокрушимыми барьерами для произвола человеческого поведения, сохраняющую общество в равновесии и закладывающую основание цивилизации и культуры. Эти всеобщие, фундаментальные нормы столь же вневременны, сколь вневременна цель всех религий: установление справедливости, любви и братства среди людей и единства, мира, прогресса, безопасности и процветания в сфере политики.120

3. Эта глобальная этика, это общее духовное наследие человечества,121 будучи вполне очевидной реальностью, не должна остаться абстрактным идеалом; она должна воплощаться и воспитываться в сердце каждого человеческого существа.********* Проект по глобальной этике, таким образом, имеет прежде всего педагогическое измерение: поскольку качества человечности - сущность духовная, поскольку, как верно указал Шопенгауэр, только религия в силах ссылаться на продолжение существования человека после смерти и на непреходящую значительность наших поступкоↆ††††††† - только религиозное воспитание способно превзойти разгул нигилизма, произвольный пересмотр системы ценностей и остановить моральный упадок в обществе. Только религиозное воспитание может прочно укоренить общие этические понятия в сознании людей и дать им почувствовать необходимость применения их в повседневной жизни.

Согласно Абдул-Баха, поскольку характер и сознание любой личности формируются в первые годы жизни,‡‡‡‡‡‡‡‡‡ нравственное воспитание ребенка должно иметь приоритет по отношению к просто образованию.122 Глобальная этика, следовательно, должна преподаваться во всех школах,§§§§§§§§§ которые, как говорит Бахаулла, должны прежде всего "просвещать детей в принципах религии, дабы Обещания и Предостережения, записанные в Божьих Книгах, удержали их от запретного и украсили их одеянием заповедей".********** Только такое воспитание может наполнить молодежь уважением к окружающим, любовью к ближним, духом солидарности и гражданским чувством, даровать им внутреннюю силу, что позволит им уважать права других людей, преодолевать искушение личной наживы за счет общества, обуздает их инстинкты и анархические импульсы, сможет противостоять нашептываниям эгоизма и искушениям разврата, сопротивляться гедонизму, потребительскому образу жизни, стремлению к роскоши любой ценой и удовлетворению своих низменных страстей.†††††††††† Только такое воспитание может вдохнуть в умы детей чувство человеческого достоинства, чтобы "когда достигнут они зрелости, изливали они лучи свои в мир, словно яркие светочи"123 и чтобы стали они "истинными напоминаниями о добродетелях Бога среди людей"124 в мире, омраченном ненавистью и насилием.

Цитированная литература

* Текст выступления от 30 сентября 1994 г. на Международном Межконфессиональном Конгрессе, организованном Университетом Эрланген/Нюрнберг в сотрудничестве с проф. д-ром Хансом Кюнгом (Prof. Dr. Hans Kьng, V. Nuremberg Forum).

† "Слава Божия", 1817-1892 гг., при рождении Ему было дано имя Мирза Хусейн Али Нури.

‡ 1844 г. от Р. Х.
§ "Врата", 1819-1850.

** Отсюда становится ясно, что Баб (в отличие от Иоанна Крестителя) был не просто провозвестником и подготовителем пути, но основателем религии (в терминологии Бахаи, "Явителем Бога"); ср. прим. § на стр. 3

†† ризза: согласно шариату (хотя этого и нет в Коране) карается смертью.

‡‡ Манусткрипты, носящие, как правило, название Лёх, переводимое обычно терминами Скрижаль или Послание, сохраняются в Международном Архиве в Хайфе. Каталогизация этих обширных трудов до сих пор еще не завершена. На нынешний день не существует как такового канона Писаний. По вопросу о подлинности текстов Бахауллы см. ссылку 12.

§§ примерно 5-6 млн.
***

* Согласно Бахаулле, путь к "непрерывному миру" (Иммануил Кант, Непрерывный мир [1795]) (Perpetual Peace, Los Angeles/Cal.:US Library Association 1932) будет процессом двухстадийным, характеризующимся концепциями "Малого Мира" и "Величайшего Мира". "Малый Мир" (см., напр., Крупицы из Писаний Бахауллы, 119:3) эсхатологически является целью ближайшей; это объединение наций, основанное на международных соглашениях, в федеративное мировое содружество, наделенное исполнительной властью. Кризисы, которым все более и более подвержено человечество, приведут к бурному и болезненному процессу перестройки и, в конце концов, к прорыву на уровень более сложной, высшей формы организации, исполняя тем, поначалу даже без осознания этого человечеством, принципов, провозглашенных Бахауллой. "Величайший Мир" - эсхатологически цель долговременная. В нем заключено представление о Царстве Божием на Земле, о духовной трансформации мира через Послание Бахауллы - только оно способно вдохнуть жизнь в политически объединенный организм человечества. Лит. по этой концепции см. ссылку 18.

† Декларация, выпущенная в 1993 г. Парламентом Всемирных Религий подчеркивает, что человечество, с точки зрения драматической ситуации в мире, особенно нуждается, помимо политических программ и действий, именно в таком видении.

‡ Греческий термин "Ойкумена" обозначает обитаемую землю, на которой все люди живут вместе как равные граждане. В Новом Завете также прослеживается вселенская мысль (Колосс. 3:11). Происхождение и национальность были нематериальны, и все же различие существовало - в данном случае между христианами и нехристианами.

§ Не все из них описаны в религиозной традиции (Бахаулла, Крупицы, 87:6); даже перед Адамом, который изображается в Исламе как Пророк, были божественные откровения (Крупицы, 87:1).

** Всякая попытка понять "Его непроницаемую тайну" "оканчивалась полным смущением": "Суть Мою не уразумеешь вовек!" (Лит. см. ссылку).

†† аль-мазар-уль-илахи. "Явитель" является воплощением (хулул) Слова Бога, но не Самого Божественного Главы. (Лит. см. ссылку).

‡‡ "Среди Носителей Моего Послания нет различий" (Бахаулла, Крупицы, 34:3; 24).

§§ Идею о том, что столкновение человека с Явителем обязывает его принять решение фундаментальной для всей его духовной жизни важности можно найти в Евангелиях (Марка 16:16; Матф. 10:32; Иоанн. 3:17-18; Луки 12:8), в Коране (57:8; 48:29), в зороастрийской традиции (Ясна 31:2-3) и в Писаниях Баба (Selections from the Writings of the Bбb 1:4:4 [p. 12]). В Писаниях Бахауллы мы сталкиваемся с этой идеей постоянно (см. ссылку).

* "Среди Носителей Моего Послания нет различий. У всех у них единая цель." (См. ссылку † на стр. 3).

† В Писаниях Бахауллы мы находим аллегорию божественного целителя, "безошибочного врачевателя", который с высоты своей мудрости ставит диагноз и предписывает лечение для жестоко страдающего человечества (см. Крупицы, 16:3; 34:6; 106:1; 120:1). Объект спасения, таким образом, не просто личность, отдельная душа, нуждающаяся в милосердии, но все человечество целиком. Эту метафору можно найти также и в буддистском каноне. Будда рассматривал Себя как "врачевателя", а весь мир - как "лечебницу". Врач предписывает лекарство и его дозировку. (Источники цитат см. ссылку).

‡ "Слово является согласно вместимости, чтобы начинающий мог продвинуться. Молоко должно даваться по мере, чтобы дитя мира могло войти в Царство величия". "О Сын Красоты! Духом Моим и Моей благосклонностью! Милостью Моей и Моей красотой! Все, что открыл Я тебе языком силы и записал для тебя пером могущества, соответствовало твоим возможностям и твоему пониманию, а не Моему положению и мелодии Моего голоса." (См. ссылку).

§ "Сколь велико множество истин, коих никогда не обнимет одеяние слов! Сколь огромно число таких истин, коих не описать подобающе ни одним выражением, значение чье никогда не будет развернуто и на кои нельзя сделать даже отдаленнейшего намека!" (Бахаулла, Крупицы, 89:3).

** "Сих Посланцев Мы возвысили, некоторых - превыше прочих" (Коран, 2:254).

†† Тот факт, что имя, данное Мухаммедом Своей вере, применимо не только к Его собственной эпохе откровения, видно хотя бы из того, что в Коране Ной (10:73), Авраам (3:60), Иаков (2:126 сл.), Иосиф (12:102), Моисей (7:122; 10:84) и ученики Христа (5:111) появляются как "мусульмане", верующие, "предавшиеся на Волю Бога". В этом смысле исключительность своей религии, выводимая улемами из Корана ("Истинная религия с Богом суть ислам"), ни в коей мере не убедительна. О бескомпромиссном притязании ортодоксального ислама на окончательность см. У. Шефер, Превыше столкновения религий, стр. 68-72. См. также ссылку 8.

‡‡ "Именно внешние практики религий и различаются так сильно и именно они вызывают споры и вражду, тогда как суть всегда одна и та же, единая. Реальность - это Истина, а истина не содержит расколов." (Абдул-Баха, Парижские Беседы, 39:13).

§§ Касательно вопроса о том, почему Абсолютная Реальность выглядит столь различной в мыслях и опыте людей, можно привести следующие слова Джона Хика:

"Мы не осведомлены напрямую о божественной реальности как она есть - но мы испытываем ее лишь с нашей конкретной человеческой точки зрения. Неизбежно такое восприятие является частичным, ограниченным нашей человеческой ограниченностью и несовершенствами. Мы "видим сквозь стекло, смутно"; стекло же состоит из набора наших человеческих концепций в рамках той или иной культуры. Результат - то самое многообразие путей и способов осмысления и восприятия божественного, которое можно найти в истории религии".

По-видимому, именно на это и намекал Абдул-Баха, когда говорил, что "различия между религиями мира обязаны различному складу мышления". В другом месте Хик соответственно ссылается на фундаментальное рассмотрение Иммануила Канта, посвященное тому, что наше духовное восприятие и видение находятся под влиянием собственно процесса мышления и что мы "всегда осознаем наше окружение, как оно предстает в нашем сознании, работающем с теми или иными конкретными источниками концепций". (Источники цитат см. ссылку).

*** Перу Адольфа фон Харнака принадлежит следующее выражение: "Ничто живое не избегнет когтей времени". Многие разногласия между религиями можно объяснить именно этим фактором времени. Все религии за свою историю подвергались центробежным процессам и в ходе этого ассимилировали чуждые элементы. Вот почему мы также всегда сталкиваемся с явлением реформации во всех религиях, с человеческим стремлением возвратиться к неоскверненному изначальному истоку откровения. То, что проходит через долгий период исторического развития, часто основываясь при этом на отрывочных преданиях, существует не как единое монолитное целое - но скорее как обилие разнообразных форм с непримиримыми догматическими противоречиями. Если даже христианство, идущее от одного истока - Евангелий - раскололось на бесчисленные подгруппы с расходящимися доктринами, то вряд ли удивительным покажется существование неразрешимых противоречий между исторически возникшими разными религиями, где каждая, в свою очередь, подверглась аналогичному процессу." (Ист. цитат см. ссылку).

††† "Бог ниспослал Посланников Своих наследовать Моисею и Иисусу и Он продолжит сие до "конца, не имеющего конца"; так, чтобы благодать Его могла, с небес Божественной щедрости, непрерывно изливаться на человечество". Тезис о том, что "все Откровения закончились, что створы Божественной милости закрыты, что от зари вечной святости не встанет больше Солнце,... и что из Скинии древней славы Посланцы Бога более не будут явлены", было названо Шоги Эффенди "откровенным богохульством". (Ист. цитат см. ссылку).

‡‡‡ Эта идея рассматривается Готтольдом Ефраимом Лессингом в работе, опубликованной в 1780 г. Вдохновленный учениями Иоахима де Фиоре, Лессинг развивает идею о прогрессивном божественном откровении. Иохамим ожидал наступления новой эры, когда Тора и Евангелия, как это обещано в Откровении св. Иоанна Богослова (14:6), будут заменены "Вечным Евангелием", эры разума и самореализации человека - и, таким образом, исполнения также и самого христианского откровения. Работа Лессинга заканчивается, однако, изложением теории трансмиграции душ - теории, отрицаемой бахаи. (Лит. см. ссылку).

§§§ "Теологический диалог должен сосредотачиваться на различиях... На начальной ступени необходимо противопоставить различия и избегать тенденции к излишнему упрощению и сведению всех религий к тому, чем на самом деле они не являются".

**** Св. Августин говорит: "Quia communis est omnibus veritas. Non est nec mea, nec tua; non est illius, aut illius; omnibus communis est". И далее: "Non habeo quasi privatum meum, nec tu privatum tuum. Veritas nec mea sit propria, nec tua, ut et tua sit et mea". Ср. также со словами Абдул-Баха: "Если это истина, это для всех; если нет - ни для кого".

†††† Согласно утверждению Бахауллы, дарованное Ему Откровение исполняет мессианские пророчества всех религий о пришествии эсхатологического Искупителя: "Пророчество исполнилось" (Китаб-и-Акдас, ст. 80; Крупицы, VII:1-2, X; Tablets, Ishrбqбt, абзац 16 [p. 107]). О коранических знамениях времени конца см. Бахаулла, Tablets, Ishrбqбt, абзац 37 [p. 117]; о возвращении Христа см. Бахаулла, Лёх-и-Акдас ("Наисвященная Скрижаль", известная также как "Скрижаль к христианам"); Крупицы CXVI; Шоги Эффенди, The World Order of Bahá'u'lláh, p. 105 сл.

‡‡‡‡ "Воистину, грядет день сбора и всё было отделено друг от друга. Избранное Им Он сохранил в сосудах справедливости, и бросил в огонь пригодное огню". (The Proclamation of Bahá'u'lláh, Haifa 1967, p. 86).

§§§§ Церковь видит в Иисусе Христе исполнение пророчеств Ветхого Завета, а в иудаизме - praeparatio evangelica, чему сам иудаизм резко противится. Ислам видит в библейских религиях откровения Бога Живого, ссылающиеся на завершающее откровение Мухаммеда и подготавливающие людей к нему. Это также вызывает резкие протесты со стороны как иудеев, так и христиан. Пророческие притязания во все времена расходились с мнением признанных религиозных авторитетов и их ортодоксальными доктринами.

***** О Христе сказано: "Благословен среди людей тот, кто с просветленным ликом обратился к Нему" (Бахаулла, Крупицы, XXXVI:3); Мухаммед назван "Ковчегом Спасения" (Абдул-Баха, The Secret of Divine Civilization, Wilmette/Ill. 1970, p. 53), Коран - "Прямым Путем", "Стезею Бога для для всех сущих в небесах и всех сущих на земле" (Бахаулла, Крупицы, XVIII:4).

††††† Исключительно в тех случаях, когда сказывается фактор времени и в тех аспектах, где каждая религия несет на себе печать своей эпохи, старый закон теряет свою силу. Откровение Бахауллы, как сказал об этом Абдул-Баха: "Никакой не новый Путь к Спасению" - но все тот же "древний Прямой Путь" (цит. из Sonne der Wahrheit, Stuttgart 1947, Heft 1, p. 1). Шоги Эффенди очень точно описал это отношение к историческим религиям и подчеркнул их единство и вечную истинность: "Откровение, истоком и средоточием которого является Бахаулла, не отрицает ни одну из предшествовавших религий... Оно отказывается от любых намерений принизить какого бы то ни было из Пророков прошлого или преуменьшить вечные истины их учений... Его учения вращаются вокруг того фундаментального принципа, что религиозная истина не абсолютна, но относительна, что божественное Откровение является прогрессирующим, а не окончательным. Недвусмысленно и без тени промедления оно провозглашает, что все утвержденные религии - божественны по происхождению, идентичны в своих целях, взаимодополняют друг друга в своих функциях, имеют непрерывную во времени задачу и обладают жизненно важной ценностью для человечества". (The World Order of Bahá'u'lláh, pp. 57-58). Решительно отмежевываясь от попыток подорвать духовный фундамент мировых религиозных систем, его ясно заявленная и неизменная цель состоит в том, чтобы расширить их базис, заново провозгласить их основы, примирить их цели, придать им новую жизнь, продемонстрировать их единство, восстановить незапятнанную чистоту их учений... и оказать им поддержку в реализации их высочайших упований" (там же, стр. 114; см. тж. стр. 166).

‡‡‡‡‡ Закон Корана (9:28), согласно которому мошрекун (идолопоклонники) объявляются нечистыми, распространен в шиитском законодательстве на всех немусульман, в том числе и на "людей Книги" - иудеев и христиан. Телесные выделения неверующих считаются нечистыми в ритуальном смысле и перечислены среди вещей, вызывающих осквернение в ритуальном отношении. Прикосновение неверующего оскверняет пищу и сосуды для пищи и питья.

§§§§§ "Такие проклятия в адрес врагов составляют религиозный закон шиитов; не практиковать их означает совершать религиозный проступок (Kulнnн, Usъl al-kбfi). Такой умственный настрой оставил также свой характерный след и в шиитской литературе" ([1] I. Goldziher). В отношении шиитского духовенства Бахаулла говорит: "Из уст членов этой секты непрестанно изливаются отвратительные проклятия, когда призывают они слово "мэлун" ('mal'ъn', проклятый) - изрекаемое с горловым звучанием буквы "эйн" - как свое ежедневное развлечение". [2] Это отношение можно увидеть также и в христианстве: апологеты древней церкви, отцы церкви, ее папы, учителя и реформаторы на протяжении веков проклинали иудеев как отверженных и забытых Богом людей. Антииудейский акцент в призыве "pro perfidis iudaeis" был исключен из пасхальной литургии и литургии великой страстной пятницы только в 1955 г.

****** Хотя Коран разрешает мусульманам вступать в брак с женщинами, принадлежащими к иудейской и христианской верам, это запрещено шиитским законом, уравнивающим верующих иных монотеистических религий с идолопоклонниками (mushrikъn, см. Коран, 2:220). Религиозный закон католической и евангельской церквей также ставит препятствия к заключению брака с нехристианами.

†††††† Я исключительно благодарен Сеена Фазель за разъяснения о том, что арабский глагол "эшарэ", "йу ашеро" ('ashбra, yu 'бshiru) этимологически связан с "моэшире" (mu'ashнra, клан, племя, близкие родственники) и с "эшир" ('ashнr, спутник, товарищ, друг). Здесь присутствует эмоциональный оттенок значения "иметь близкое общение со знакомыми людьми". Таким образом, это можно перевести глаголом "общаться" (англ. to consort - общаться, находиться в гармонии, соглашаться).

‡‡‡‡‡‡ "Препояшьте чресла ваших усилий, о народ Бахб, дабы, может статься, утихла буря религиозных раздоров и противостояний, сотрясающая людей земли, и всякий след ее был полностью изглажен... Религиозный фанатизм и ненависть суть пожирающее мир пламя, неистовство коего не в силах погасить никто. Одна лишь Десница божественной власти способна избавить человечество от сего опустошительного бедствия". (Бахаулла, Epistle to the Son of the Wolf, абз. 19 [p. 13 ff.]).

§§§§§§ "Религия подобна лекарству: если оно усугубляет болезнь, то становится излишним" (Абдул-Баха).

******* "Сии добродетели не явятся из реальности человека. кроме как силою Бога и святых учений, ибо для проявления своего нуждаются в силе сверхъестественной" (Абдул-Баха, Ответы на некоторые вопросы, 15:8).

††††††† В действительности, Бахаулла предусмотрел собственно структуры, необходимые для такого Нового Мирового Порядка (см. ссылку).

‡‡‡‡‡‡‡ "Фундаментальный аспект Религии Бога" ('Abdu'l-Bahá, The Promulgation of Universal Peace, Wilmette/Ill., 21982, p. 403).

§§§§§§§ Писания буквально наполнены различного рода нравственными наставлениями - заповедями и запретами, перечислениями добродетелей, пламенными увещеваниями жить праведной жизнью служения, угодной Богу, предостережениями против совершения зла и последствий подобного рода поступков (см. ссылку). Среди добродетелей и атрибутов совершенства можно упомянуть любовь к Богу, "страх Божий и стойкость в Его Вере (Бахаулла, Крупицы, 134:3), "надежность, честность, чистоту сердца при общении с Богом, долготерпение, самоотречение пред лицом всего, что указано Всемогущим, довольство тем, что даровано Его Волей, терпение - нет, даже благодарность среди испытаний и совершенное упование на Него при всех обстоятельствах" (Крупицы, 134:2), смирение, альтруизм, самопознание, благотворительность, любовь к человечеству, милосердие, отрешенность, праведность, умеренность во всем, мудрость, незапятнанность и святость, чистоплотность, искренность, свобода от предрассудков, гостеприимство, вежливость, благодарность, доброта к животным и "сколь более того - к своим собратьям" (Китаб-и-Иган, 215), кротость, добродетельность и многие другие. Избегать же следует зависти, жадности, злобы, хитрости и подозрительности, высокомерия, гордыни, лени и праздности, недостойных речей, злословия и клеветы, проклятий и поношений, жестокости, ненависти, ссор, противостояний и вражды, лицемерия и фанатизма. Запрещены: убийство, поджог, рабство, воровство, прелюбодеяние и разврат, азартные игры и употребление опьяняющих напитков и наркотиков (Китаб-и-Акдас, ст. 19, 45, 62, 72, 119, 155, 190). Эти нравственные наставления и предписания имеют в качестве своего основания доктрину Завета с Богом (Китаб-и-Акдас, ст. 2-4), владычества Бога (там же, ст. 7, 78, 161-163) и непогрешимости Его Явителей (там же, ст. 47, 161-163, 183).

******** "Эти [установления] являются главными и основополагающими, они одинаковы во всех религиях, они неизменны и вечны - это реальность, не подверженная изменениям. Авраам возвестил эту реальность, Моисей воплощал ее в жизнь, Иисус Христос утвердил ее в мире человеческом. Все божественные Пророки и Посланники были орудиями и каналами одной и той же вечной и главной истины". (Абдул-Баха, The Promulgation of Universal Peace, p. 106).

†††††††† Бахаулла не притязает на оригинальность в этих этических наставлениях, поскольку он постоянно ссылается на "священные Книги и Писания" прошлого (Крупицы, CXXXI:4): "Добродетели и качества, принадлежащие Богу, явны и очевидны и были упомянуты и описаны в Небесных Книгах" (Крупицы, CXXXIV:2). Во вступлении к арабским Сокровенным Словам - собранию этических максим - сказано: "Сие снизошло из царства славы, изреченное языком власти и могущества и явленное Пророкам древности. Мы взяли из сего внутреннюю сущность и облекли ее одеждой краткости в знак милости к праведным, дабы они оставались верными Завету Бога, могли своими жизнями оправдать Его доверие и царстве духа обрести самоцвет Божественной добродетели".

‡‡‡‡‡‡‡‡ Эта доктрина этической предопределенности имеет глубокие корни в христианстве (Св. Павел [Рим. 9:20]; Св. Августин, Дунс Скотус, Уиллиам Окхам, Кальвин, Лютер), также, как и в суннитском исламе (см. George F. Hourani, Reason and Tradition in Islamic Ethics, Cambridge 1985, p. 28 ff.).

§§§§§§§§ "орвэт-оль-воска", букв.: "прочнейшая опора [за которую можно ухватиться]". см. Коран, 2:257; 31:22; Китаб-и-Иган, разд. 29 (стр. 29 сл.); в Писаниях Бахауллы - синоним Завета с Богом.

********* Абдул-Баха четко разъяснил, почему не существует никакого "врожденного чувства человеческого достоинства", которое бы "удерживало человека от совершения злодеяний". "Само это ощущение чести и достоинства уже суть один из даров, которые извлекает человек из наставлений Пророков Божиих... Поэтому ясно, что возникновение такого естественного чувства человеческого достоинства и чести суть результат воспитания" (The Secret of Divine Civilization, p. 97)..

††††††††† "Если религия позаботится об этих двух моментах, все остальное - вторично" (Parergra and Paralipomina, Oxford 1974, vol. 1, p. 121).

‡‡‡‡‡‡‡‡‡ "Следует воспитывать добрый характер" (Абдул-Баха, Избранное, 111:1); "Пока ветвь еще зеленая и нежная, ее легко сделать прямой" (там же, 101; 111:7; 110:3); "Исключительно трудно научить человека и исправить его характер после достижения им зрелости" (там же, 111:7; см. тж. 110:3).

§§§§§§§§§ "Именно вводя Духовное Воспитание в школах, колледжах и университетах, мы и можем содействовать развитию новой всемирной этики, приемлемой для всех и применимой в уловиях нашего современного кризиса - такой этики, которая имеет глубокие корни в нашем духовном наследии" (Suheil Bushrui, Retrieving Our Spiritual Heritage, p 37).

********** (Bahá'u'lláh, Tablets, 6:28 [p. 68]). Впрочем, здесь же Бахаулла советует придерживаться мудрости и умеренности: "Сие, однако, в такой мере, чтобы не повредить детям и не привести их к невежественному фанатизму и нетерпимости" (там же, 6:28).

†††††††††† утопическая идея жизни "luxe, calme et voluptй", как определил ее Бодлер (Les Fleurs du Mal, LIX L'invitation au voyage).

1 Тема, названная "Das Project Weltethos", освещается в книге Ханса Кюнга "Projekt Weltethos", Мюнхен, 1990. Данная книга была опубликована на английском под заглавием "Global Responsibility. In Search of a new World Ethic" ("Глобальная ответственность. В поисках новой всемирной этики"), Лондон, 1993. Немецкий текст данного выступления под названием "Bahá'u'lláhs Einheitsparadigma - Grundlage eines Ethos ohne falsche Vereinnahmung?" был опубликован, под ред. Иоханнеса Ланемана, в Гамбурге, в 1995 г. (Johannes Lдhnemann (ed.), 'Das Projekt Weltethos' in der Erziehung, Hamburg 1995). Автор исключительно благодарен обоим переводчикам за то, что они взяли на себя труд выполнить эту трудную и обширную работу.

2 J. R. Cole, в "Encyclopaedia Iranica", vol. III, p. 422, ключевое слово "Baha-'Allah"; Hasan Balyuzi, Bahá'u'lláh, The King of Glory, Oxford, 1980; Международное Сообщество Бахаи, "Бахаулла", СПб.; Шоги Эффенди, Shoghi Effendi, God Passes By, Wilmette 1970.

3 Исх. 3:6; Деян. 3:13; Коран 12:38; Tablets of Bahá'u'lláh, revealed after the Kitáb-i-Aqdas, Haifa 1978, 17:122 (стр. 265).

4 Kamran Ekbal, "Der Messianismus des frьhen 19. Jahrhunderts und die Entstehung der Bahб'н-Religion" - лекция, прочитанная 10 ноября 1992 г. в рамках ежегодной серии лекций "Studium Generale" Боннского Университета (тезисы доклада); он же, "Das messianische Chronogramm Muhammad Shahs aus dem Jahr 1250/1834", в материалах 2-ой европейской конференции исследований Ирана, проводившейся в Бамберге в 1991 г. (тезисы). (Proceedings of the 2nd European Conference of Iranian Studies, Bamberg).

5 Todd Lawson, "Термины "Поминание" (зикр) и "Врата" (баб) в комментарии Баба к Суре Иосифа" ("The Terms 'Remembrance' (dhikr) and 'Gate' (bбb) in the Bбb's Commentary on the Sura of Joseph", в кн. Moojan Momen (ред.), "Исследования религий Баби и Бахаи" (Studies in the Bбbн and Bahá'í Religions), Лос-Анджелес, 1988, т. 5, стр. 1-63. О жизни и трудах Баба см. Hasan Balyuzi, "Баб. Глашатай Дня Дней" (The Bбb. The Herald of the Day of Days), Оксфорд, 1973;

6 Зефания 1:13; Иесс. 2:12; 13:16; Иоиль 2:1,11; 1 Фесс. 5:2; Откр. 1:10.

7 см. Матф. 24:36 сл.; 25:13; Откр. 3:3; Коран 6:31; 7:187; 12:107; 18:21; 20:15; 22:7; 25:11 и т. д.

8 см. "Подход бахаи к претензии ислама на окончательность", в "Журнале Исследований Бахаи (публикация Ассоциации Исследований Бахаи, т. 5, № 3 (сентябрь-декабрь 1993 г.), стр. 17сл. (Seena Fazel/Khazeh Fananapazir, "A Bahá'í Approach to the Claim of Finality in Islam", in: The Journal of Bahá'í Studies. A Publication of the Association for Bahá'í Studies, vol. 5, no. 3 (September-December 1993), p. 17 ff.); см. также Удо Шефер, "Превыше Столкновения Религий", стр. 68сл. (U. Schaefer, Beyond the Clash of Religions. The Emergence of a New Paradigm, Prague 1995, p. 68 ff.)

9 ср. "Краткая Энциклопедия Ислама", Shorter Encyclopaedia of Islam (Leiden 1961), ключевое слово: "Murtadd" (Apostate), стр. 415 сл.

10 Баб, "Избранное из Писаний Баба", Хайфа, 1976, 6:11:5, стр. 161 (Bбb, Selections from the Writings of the Bбb, Haifa 1976, 6:11:5, p. 161).

11 йаум аль-кийама; ср. Коран 16:92; 22:17; 29:13; 32:25; 39:67; 45:26 и т. д.

12 А. Тахерзаде, "Откровение Бахауллы. Багдад 1853-63", Оксфорд, 1974, перепеч. 1992, т. 1, стр. 22-42. (A. Taherzadeh, The Revelation of Bahá'u'lláh. Baghdбd 1853-63, Oxford 1974, reprint 1992, vol. 1, pp. 22-42.)

13 Энциклопедия "Британника". Ежегодник 1988 г. (Encyclopaedia Britannica. Book of the Year 1988.)

14 см. A. Bausani, in: Encyclopedia Cattolica (keyword "Bбbismo" and "Bahá'í smo"; Joachim Wach, Religionssoziologie, Tьbingen 1951, p. 149 ff.; Carsten Colpe, "Drдngt die Religionsgeschichte nach einer Summe?", in: Evangelische Theologie, 39th year 1979, p. 221; Peter Meinhold, Die Religionen der Gegenwart. Ihre Herkunft - ihre Besonderheiten - ihr Beitrag zur Lцsung der Weltprobleme, Freiburg 1978, p. 317; I. R. Netton, A Popular Dictionary of Islam, New York 1992, p. 49; Mircea Eliade and I. P. Culiano, The Eliade Guide to World Religions, New York 1991, p. 264; F. Vahman, in: Theologische Realenzyklopдdie (TRE), Berlin 1979, vol. V, p. 131; Hutter, Manfred, Die Bahб'н. Geschichte und Lehre einer nachislamischen Weltreligion, Marburg 1994; см. также мой вклад в этот вопрос: "Вера Бахаи: секта или религия?" ("The Bahá'í Faith. Sect or Religion?", in Bahá'í Studies. A Publication of the Association for Bahá'í Studies, Ottawa 1988, and Seena Fazel, "Is the Bahá'í Faith a World Religion?" (in preparation); Moojan Momen, "Is the Bahá'í Faith a world religion?", in: Sen Mc. Glinn (ed.), Essays in Bahá'í Theology, Christchurch/New Zealand 1989, p. 55ff.

15 Кайум-уль-Асма, см. Избранное из Писаний Баба (Qayyumu'l-Asma', Selections from the Writings of the Bбb, Haifa 1976, p. 56)

16 Лёх-и-Раис, цитируется по книге Дж. Эссльмонта "Бахаулла и Новая Эра" (in Bahá'u'lláh and the new Era, London, 1974, p. 147).

17 Bahá'u'lláh, Tablets 7:8 (p. 84).

18 Бахаулла: Крупицы, 119:3, Tablets, 3:11; 7:19; 8:54; Shoghi Effendi, The World Order of Bahá'u'lláh, Wilmette/Ill., 2nd rev. ed. 1974, pp. 19, 29, 75, 134, 157, 162, 192, 196, 204 ff. О деталях всего данного предмета в целом см. U. Gollmer, "Der lange Weg zum GrцЯten Frieden", in Bahб'н-Briefe, issue 50 (October 1985), p. 128 ff. and issue 52 (December 1986), p. 207 ff.; ditto, Gottesreich und Weltgestaltung. Grundlegung einer politischen Theologie im Bahб'нtum, thesis, in preparation.

19 Shoghi Effendi, The World Order of Bahá'u'lláh, Wilmette/Ill., 2nd rev. ed. 1974, pp. 41-42.

20 см. H. Kьng/K.-J. Kuschel, A Global Ethic. The Declaration of the Parliament of World's Religiones, London 1993), p. 19.

21Бахаулла, Tablets 8:62 (p. 129).
22Бахаулла, Tablets 11:13 (p. 167).

23 см. Иесс. 2:2сл., 65:17; Зах. 9:9; Шоги Эффенди, Пришел День Обетованный (Shoghi Effendi, The Promised Day is Come, Wilmette/Ill., rev. ed. 1980, p. 116 ff.)

24 Бахаулла, Tablets 6:20 (p. 63).
25 Бахаулла, Tablets 7:12 (p. 87).
26 Бахаулла, Tablets 11:13 (p. 167).

27 Seneca, De vita beata, no. 20; De traquilitate animi, no. 3; Epistulae morales ad Lucilium, no. 28:1-8. Русское издание: Сенека, Письма к Луцилию. О предмете в целом см. Peter Coulmas, Weltbьrger. Geschichte einer Menschheitssehnsucht, Reinbek 1990, p. 178 ff.

28 Коран, 16:35; 13:7; 35:24; Бахаулла, Крупицы, 87:6.

29 Бахаулла, Крупицы, 3:1; 87:6.

30 Бахаулла, Крупицы, 81. О "Прямой Стезе" (ас-сират-уль-мустаким) см. Коран, 1:6; 7:40; 5:15; 37:118 и т. д.; Бахаулла, Tablets 4:8; 5:17; 6:11; 8:3 (pp. 35, 52, 61, 101 и т. д.).

31 Бахаулла, Крупицы, 21.
32 Бахаулла, Крупицы, 28:2.

33 Бахаулла, Крупицы, 21. Иоанн. 14:9 и 10:30 также истолковываются в этом смысле.

34 Бахаулла, Крупицы, 26:3; 78:2; 94:3; 160:1; Бахаулла, Tablets 8:31 (p. 114). По theologia negativa см. Jack McLean, Prolegomena to a Bahá'í Theology, in The Journal of Bahá'í Studies. A Publication of the Association for Bahá'í Studies, vol. 5, no. 1, Ottawa 1992, p. 83 ff.).

35 О предмете в целом см. Juan R. Cole, The Concept of Manifestation in the Bahá'í Writings, in The Journal of Bahá'í Studies. A Publication of the Association for Bahá'í Studies, no. 9, Ottawa/Canada 1982). См. также У. Шефер, Превыше Столкновения Религий, стр. 121-130 (U. Schaefer, Beyound the Clash of Religions).

36 Китаб-и-Акдас, ¶1; Tablets 5:4; 5:11-12; 17:78, 93 (p. 47ff., 50, 253, 257); Epistle to the Sun of the Wolf, Willmette/Ill. 1978, разд. 104 (стр. 61); Prayers and Meditations, London, rev. ed. 1978, 180:3. О предмете в целом см. Seena Fazel, Understanding Exclusivist Texts", in Bahá'í Scriptural Studies, vol. 1, Los Angeles, Kalimat Press, 1995.

37 Послание к Ахмаду, см. Молитвы Бахаи.

38 Бахаулла, Послание к Сыну Волка, разд. 18. (Epistle to the Sun of the Wolf, p. 13).

39 Бахаулла, Крупицы, 34:3; см. также 24; Бахаулла, Китаб-и-Иган, разд. 162 и 171. (Kitáb-i-Нqбn, Wilmette/Ill. 1979, pp. 152 and 159 ff.)

40 Цитируется из Karl Eugen Neumann, Ьbertragungen aus dem Pali Kanon, Zьrich-Wien 1957, vol. III, Sammlungen in Versen [Sutta Nipata], Brahmadatto 444 [p. 369], Adhimutto 722 [p. 417]; см. также Wilhelm Gundert, Der Buddhismus, Mьnchen 1966, p. 44).

41 Лёх-и-Иттихад, цит. по книге Эссльмонта Бахаулла и Новая Эра; см. также А. Тахерзаде, Откровение Бахауллы, т. 4 (A. Taherzadeh, The Revelation of Bahá'u'lláh, vol. 4, Oxford 1987, p. 192). Бахаулла, Сокровенные Слова, арабские 67; см. также Крупицы, 31; 34:4-5; 38. Иоанн. 16:12 также интерпретируется в этом смысле.

42 Бахаулла, Крупицы, 31; 34:4.

43 Об относительности религиозной истины см. Moojan Momen, Relativism: A Basis for Bahá'í Metaphisics, in M. Momen (ed.), Studies in Bбbн and Bahá'í Religions, Los Angeles 1988, vol. 5, p. 185 ff., Jack McLean, Prolegomena to a Bahá'í Theology, in The Journal of Bahá'í Studies. A Publication of the Association for Bahá'í Studies, vol. 5, no. 1, Ottawa 1992, p. 37 ff., U. Schaefer, Beyond the Clash of Religions, pp. 131-134.

44 Shoghi Effendi, Guidance for Today and for Tomorrow, London 1973, p. 2.

45 Бахаулла, Крупицы, 34:5.
46 см. ссылку 16.

47 De pace fidei (1453), cap. 1, fol. 114 V. Немецкое издание: Ьber den Frieden im Glauben, ed. Ernst Hoffman, Leipzig 1943; французское издание: Nicolas de Cues, La Paix de la Foi (Extraits), dans: Oeuvres choissis de Nicola de Cues, Paris 1942.

48 "Der Beitrag der islamischen Mystik zur Einheit der Religionen", in: Gemeinschaft und Politik, BadGodesberg 1957, Issue 12, p. 47.

49 God Has Many Names, Philadelphia 1982, p. 67; см. также "Religious Diversity as Challenge and Promise", in: Hick, John / Hasan Askari (eds.), The Experience of Religious Diversity, Aldershot/England and Vermont/USA 1985, p. 20.

Selections from the Writings of 'Abdu'l-Bahá, Haifa 1978, 31:5 (p. 63).

"Religiцser Pluralismus und Erlцsung", in: Reinhard Kirste/Paul Schwarzenau/Udo Tworuschka (eds.), Gemeinsam vor Gott - Religionen im Gesprдch, Hamburg 1990/1991, p. 31; John Hick, God Has Many Names, p. 83, 103 ff.; John Hick, Problems of Religious Pluralism, New York 1985, pp. 40 ff., 98.

50 Entstehung und Entwicklung der Kirchenverfassung und des Kirchenrecht in den zwei ersten Jahrhunderten, nebst einer Kritik der Abhandlung R. Sohm's "Wesen und Ursprung des Katholizismus", Leipzig 1910, p. 87. О предмете в целом см. U. Schaefer, Beyond the Clash of Religions. pp. 139 ff., 144ff.

51 см. Бахаулла, Семь Долин, а также Баб, Избранное 3:34:1.

52 Китаб-и-Акдас, ¶182.

53 Сурий-и-Сабр (Сура Терпения), цитируется в книге Шоги Эффенди Мировой Порядок Бахауллы (Shoghi Effendi, The World Order of Bahá'u'lláh, p. 116); см. также Баб, Избранное, 3:34:1 (Bбb, Selections 3:34:1 [p. 106]). Китаб-и-Иган, разд. 149 (Kitáb-i-Нqбn, Wilmette/Ill. 1979, p. 137); The World Order of Bahá'u'lláh, p. 58.

54 Евреям, 9:12.

55 Бахаулла, Tablets 7:13. Gotthold Ephraim Lessing, Die Erziehung des Menschengeschlechts, 1780. (English edition: John Dearling Haney, Lessing's Education of the Human Race, New York 1908). О предмете в целом см. Karl Lцwith, Meaning in History. The Theological Implications of the Philosophy of History, Chicago 1949, p. 208 ff.

56 см. Friedrich Heiler, "Einheit und Zusammenarbeit der Religionen", in: Gemeinschaft und Politik, Bad Godesberg, Issue 12/1957.

57 Среди них можно упомянуть, в частности, следующих:

Hans Kьng, Wilfred Cantwell Smith,
Leonard Swidler, Raimondo Panikkar,
John Hick, Willard G. Oxtoby,
Paul F. Knitter, Johannes Lдhneman,
John B. Cobb, Udo Tworuschka,
Paul Schwarzenau, Reinhard Kirste.

Избранная библиография предлагается Reinhard Kirste/Paul Schwarzenau/Udo Tworuschka (ред.), Religionen im Gesprдht. Interreligiцser Dialog zwischen Tradition und Moderne, Balve 1994, pp. 485 ff.

58 Guidelines on Dialogue with People of Living Faiths and Ideologies, (Руководящие Принципы диалога с последователями живых вер и идеологий), опубликовано Всемирным Советом Церквей, Женева, 1979.

59 Seena Fazel, "Interreligious Dialogue and the Bahá'í Faith: Some Preliminary Observations", опубликовано в Jack McLean, Revisioning the Sacred. New Perspectives on a Bahá'í Theology, Los Angeles: Kalimat Press, 1996).

60 Leonard Swidler, "A Dialogue on Dialogue", в Swidler, Leonard et al. (ed.), Death or Dialogue? From the Age of Monologue to the Age of Dialogue, London 1990, p. 57; ditto, "Interreligious and Interideological Dialogue", p. 26.

61 J. Lдhnemann, "Die Frage nach Gott in einer sдkularen Welt und der Dialog der Religionen", in: Der Nationale Geistige Rat (ed.), Gedenkfeier zum hundertsten Jahrestag des Hinscheidens Bahá'u'lláhs in der Paulskirche zu Frankfurt am Main am 26. Mai 1992 - Eine Dokumentation, Hofheim 1992, p. 32.

62 Бахаулла, Крупицы, LII.

63 St. Augustine, "Enarrationes in Psalmos", in: Expositions on the Book of Psalms, Oxford 1847-1857, LXXV 17 [20], CIII 11 [25]. Абдул-Баха цит. в Эссльмонт, "Бахаулла и Новая Эра".

64 Бахаулла, Китаб-и-Акдас, стих 1; Послание к Ахмаду (Молитвы Бахаи).

65 Китаб-и-Акдас, ст. 99, 183; Послание к Ахмаду (Молитвы Бахаи).

66 см. Превыше Столкновения Религий, стр. 139 сл., 143 сл.

67 Матф. 13:30.
68 см. Матф. 13:30, 40.
69 Бахаулла, Крупицы, XXXI.

70 О типологии диалогических форм см. Seena Fazel, "Interreligious Dialogue and the Bahá'í Faith" (см. прим. 60).

71 Karl Barth, Kirchliche Dogmatik, Mьnchen 1938, vol. I.2, p. 235.

72 ibid., p. 377; vol. IV, p. 456. См. также Превыше Столкновения Религий, стр. 68.

73 К несчастью, именно это настойчиво заявляет F. Ficicchia в своей полемической монографии Der Bahб'нsmus - Weltreligion der Zukunft?, Stuttgart 1981, pp. 21, 214, 293, 392, 416, 418, 428); точно так же думает, по-видимому, и Manfred Hutter, когда он пишет, что "поскольку религии небахаи в своей нынешней форме не находят здесь места, они также могут быть прокляты" (Die Bahб'н, p. 46). Опровержение полемической книги F. Ficicchia опубликовано в октябре 1995 г.: U. Schaefer/ N. Towfigh/ U. Gollmer, Desinformation als Methode. Die Bahб'нsmus-Monographie des F. Ficicchia, Hildesheim 1995.

74 Так сформулировал это Второй Ватиканский Совет ("Заявление об отношении церкви к нехристианским религиям", Declaration on the Relation of the Church to Non-Christian Religions, London 1966, no. 2 = "De ecclesiae habitudine ad religiones non-christianas", no. 2).

75 Китаб-и-Акдас, ст. 75.
76 najбsбt.

77 I. Goldziher, Introduction to Islamic Theology and Law, Princeton/New Jersey 1981, p. 213 ff.; более детально см. Shorter Encyclopaedia of Islam, ключевое слово "nadjis"; стр 431 сл.; см. также Превыше Столкновения Религий, стр. 78.

78 см. Бахаулла, Tablets, No.7 (Tablet of the World), абзац 27.

79 la'n, от la'ana, yala'an, что означает проклинать; отсюда происходит mal'ъn - "проклятый" (см. Бахаулла, Tablets, 3:26; 4:21; 8:62; 15:2 [pp. 27, 38, 129, 219]).

80 1. I. Goldziher, Introduction to Islamic Theology and Law, Princeton/New Jersey 1981, p. 181.

2. Bahá'u'lláh, Tablets, 7:27 [p. 92].

81 Китаб-и-Акдас, ст. 139; см. также "Ответы на некоторые вопросы", гл. 84.

82 Китаб-и-Акдас, ст. 144; Бахаулла, Tablets, 3:5; 4:10; 7:13 (pp. 22, 35, 87).

83 Коран, 3:28; 3:118; 5:51.

84 см. Удо Шефер, Превыше Столкновения Религий, стр. 72 сл.

85 см. Абдул-Баха, Избранное, 223:1.

86 там же, 77:1; 13:1; 35:8; 227:2 (стр. 113 сл., 28, 72, 296 сл.); Бахаулла, Крупицы, 119:4; Бахаулла, Tablets, 11:8; 11:23 (стр. 165, 170).

87 Литература по этому предмету: Абдул-Баха, Скрижаль в Гаагу (Избранное, 227:1-31); Обещание мира во всем мире, К народам мира. (заявление Всемирного Дома Справедливости, 1985 г.); Ulrich Gollmer, "Der lange Weg zum GrцЯten Frieden", in: Bahб'н-Briefe, Heft 50 (October 1985), p. 128 ff.; Heft 52 (December 1986) p. 207 ff.; Udo Schaefer, The Imperishable Dominion. The Bahá'í Faith and the Future of Mankind, Oxford 1983, pp. 139-144.

88 Bahá'u'lláh, Tablets 4:12; 11:21 (pp. 36, 170).

89 Бахаулла, Сокровенные Слова, перс. 48; Bahá'u'lláh, Tablets 17:28 (p. 237); Бахаулла, Крупицы, 115:4.

90 Бахаулла, Сокровенные Слова, перс. 36; Бахаулла, Крупицы, 5:23; 163:5.

91 Bahá'u'lláh, Tablets 6:28 (p. 68).

92 Китаб-и-Акдас, ст. 77, 177; Bahá'u'lláh, Tablets 17:40 (p. 240); 'Abdu'l-Bahá, The Secret of Divine Civilization, p. 105 ff.

93 Китаб-и-Акдас, прим. 110.

94 'Abdu'l-Bahá, The Secret of Divine Civilization, p. 105 ff.

95 Bahá'u'lláh, Tablets 11:6 (p. 163 ff); Бахаулла, Крупицы, 34:5.

96 Bahá'u'lláh, Tablets 11:15; 4:11; 6:40; 7:14 (pp. 168, 36,72,88); Бахаулла, Крупицы, 156. "Религия подобна лекарству: если оно усугубляет болезнь, то становится излишним". (Абдул-Баха, Избранное, 227:9 [p. 299]; см. также Парижские беседы, 39:1).

97 Bahá'u'lláh, Tablets 4:11 (p. 36).
98 Bahá'u'lláh, Tablets 7:13 (p. 88).
99 Bahá'u'lláh, Tablets 11:15 (p. 168).
100 Bahá'u'lláh, Tablets 11:14 (p. 167 ff.).

101 A Global Ethic. The Declaration of the Parliament of the World's Religions, quoted from H. Kьng/K.-J. Kuschel, p. 17.

102 там же, p. 13.
103 The Imperishable Dominion, pp. 128-135.

104 Что касается роли разума, см. мое эссе Die Freiheit und ihre Schranken. Zum Begriff der Freiheit in Bahá'u'lláhs Kitáb-i-Aqdas, Hofheim 1994, pp. 32-52.

105 "Станем как боги, ведающие добро и зло" (Быт. 3:5); см. Иоанн Павел II, энциклика Veritatis Splendor (1993), no. 86, 102.

106 In Search of a New World Ethic, New York-London 1991.

107 A Global Ethic, quoted from H. Kьng/K.-J. Kuschel, pp. 56 ff.; 67 ff.; 75 ff.

108 August Messer/Max Pribilla SJ, Katholisches und modernes Denken, Stuttgart 1924, p. 95. По вопросу в целом см. U. Schaefer, The Imperishable Dominion, pp. 79-85.

109 "Quid vanae leges sine moribus proficiunt?" (Horace, Carmina 3, 24, 35).

110 A Global Ethic. The Declaration of the Parliament of the World's Religions, quoted from H. Kьng/K.-J. Kuschel, p. 18.

111 там же, p. 18 ff.

112 Китаб-и-Акдас, ст. 179; Bahá'u'lláh, Tablets 11:8 (p. 165 ff.); Абдул-Баха, Скрижаль в Гаагу: Избранное, 227:31; The Secret of Divine Civilization, p. 64 ff.; Shoghi Effendi, The World Order of Bahá'u'lláh, p. 128.

113 A Global Ethic, quoted from H. Kьng/K.-J. Kuschel, p. 24 ff.

114 Абдул-Баха, Ответы на некоторые вопросы, 11:9-10; 15:7.

115 U. Schaefer, Die Freiheit und ihre Schranken. Zum Begriff der Freiheit in Bahá'u'lláhs Kitáb-i-Aqdas, Hofheim 1994, pp. 11-15.

116 Китаб-и-Акдас, ст. 120; Китаб-и-Иган, абз. 214-216 [p. 192 ff.]; Bahá'u'lláh, Tablets 9:4-5 (p. 138 ff.); Бахаулла, Крупицы, CXXX; Сокровенные Слова; 'Abdu'l-Bahá, The Secret of Divine Civilisation, p. 40).

117 Иоан., 1:9.
118 Абдул-Баха, Парижские Беседы, 44:14.
119 Бахаулла, Крупицы, XXI.

120 Bahá'u'lláh, Tablets 6:27; 7:5; 7:13; 8:53,63,74; 11:11-12,15 (p. 67, 84, 87, 125, 129 f., 133, 166 ff., 168); 'Abdu'l-Bahá, The Secret of Divine Civilisation, p. 46, 59 f., 98 f.

121 Suheil B. Bushrui, Retrieving our Spiritual Heritage. A Challenge of our Time. Inaugural Lecture, University of Maryland/USA, 1994.

122 Абдул-Баха, Избранное, 110:2.
123 Абдул-Баха, Избранное, 110:3.
124 Bahá'u'lláh, Tablets 9:4 (p. 138).

Table of Contents: Albanian :Arabic :Belarusian :Bulgarian :Chinese_Simplified :Chinese_Traditional :Danish :Dutch :English :French :German :Hungarian :Italian :Japanese :Korean :Latvian :Norwegian :Persian :Polish :Portuguese :Romanian :Russian :Spanish :Swedish :Turkish :Ukrainian :