Announcing: BahaiPrayers.net


More Books by Набиль-и-Азам

Вестники рассвета, гл.00 Благодарности
Вестники рассвета, гл.00 Введение
Вестники рассвета, гл.00 От автора
Вестники рассвета, гл.01
Вестники рассвета, гл.02
Вестники рассвета, гл.03
Вестники рассвета, гл.04
Вестники рассвета, гл.05
Вестники рассвета, гл.06
Вестники рассвета, гл.07
Вестники рассвета, гл.08
Вестники рассвета, гл.09
Вестники рассвета, гл.10
Вестники рассвета, гл.11
Вестники рассвета, гл.12
Вестники рассвета, гл.13
Вестники рассвета, гл.14
Вестники рассвета, гл.15
Вестники рассвета, гл.16
Вестники рассвета, гл.17
Вестники рассвета, гл.18
Вестники рассвета, гл.3
Предвестники рассвета, гл.3
Free Interfaith Software

Web - Windows - iPhone








Набиль-и-Азам : Вестники рассвета, гл.11

=============================================================================

Глава XI
Пребывание Баба в Кашане

Накануне прибытия Баба в Кашан хаджи мирза Джани, прозванный Парпа, один из знатных горожан, увидел во сне, что после полудня, ближе к вечеру, он стоит у ворот Аттара, одних из ворот города, и вдруг замечает Баба верхом на лошади, и что вместо обычного тюрбана у Него на голове кулах, который обыкновенно носят торговцы в Персии. Впереди и позади Него ехало несколько всадников, которым, судя по всему, было доверено охранять Его. Когда они приблизились к воротам города, Баб приветствовал его и сказал: «Хаджи мирза Джани, Мы будем гостить у тебя три ночи. Готовься принять Нас».

См. Глоссарий

Когда он проснулся и вспомнил, насколько ярким был этот сон, то исполнился уверенности, что он должен непременно сбыться. Для него это неожиданное видение было знаком свыше, и он чувствовал, что должен отнестись к нему внимательно и исполнить то, что было указано. Поэтому он начал готовить свой дом для приёма этого Посетителя, стремясь обеспечить всё, что нужно Ему для комфорта. Закончив предварительные приготовления к банкету, который он решил дать в честь Баба этим вечером, хаджи мирза Джани отправился к воротам Аттара и стал ожидать там признаков приближения Баба. В назначенный час, пристально вглядываясь в горизонт, он заметил вдалеке нечто, что показалось ему группой всадников, приближающейся к городским воротам. Поспешив к ним навстречу, он узнал Баба, окружённого Своим эскортом, одетого точно так же и с точно таким же выражением на лице, какое он видел во сне. Хаджи мирза Джани радостно подошёл к Нему и наклонился, чтобы поцеловать Его стремена. Но Баб остановил его, сказав: «Мы будем гостить у тебя три ночи. Завтра Нау-Руз; мы вместе отпразднуем его у тебя дома.» Мухаммад-биг, ехавший рядом с Бабом, подумал, что Тот близко знаком с хаджи мирзой Джани. Обращаясь к нему, он сказал: «Я готов поступить согласно желанию Сиййида-и-Баба. Но я попросил бы Вас получить также согласие моего коллеги, который делит со мной ответственность за препровождение Сиййида-и-Баба в Тегеран.» Хаджи мирза Джани обратился к этому человеку со своей просьбой, но получил категорический отказ. «Я отклоняю Ваше предложение,-- было ему сказано.-- Мне было строго-настрого приказано не позволять этому юноше заходить в города до того момента, пока он не прибудет в столицу. Мне было особо указано провести ночь за городскими воротами, прервать свой марш на заходе солнца и возобновить его на рассвете следующего дня. Я не могу уклониться от полученных мною распоряжений». В результате последовала горячая перебранка, которая закончилась в пользу Мухаммад-бига, сумевшего убедить своего оппонента в том, что Баба можно поручить заботам хаджи мирзы Джани при ясно выраженном условии, что утром третьего дня он должен передать своего Гостя им в целости и сохранности. Хаджи мирза Джани хотел пригласить к себе весь эскорт, но Баб посоветовал ему отказаться от этого намерения. «Никто, кроме тебя,-- сказал Он,-- не должен сопровождать Меня до твоего дома». Хаджи мирза Джани попросил позволения оплатить трёхдневное пребывание всадников в Кашане. «В этом нет надобности,-- заметил Баб.-- Не будь на то Моей воли, они бы никогда не согласились передать Меня в твои руки. Все сущее заключено в деснице Его могущества. Для Него нет ничего невозможного. Он преодолевает все затруднения и устраняет все препятствия». Всадники остановились в караван-сарае, находящемся в непосредственной близости от городских ворот. Мухаммад-биг, следуя указаниям Баба, сопровождал Его, пока они не подъехали к дому хаджи мирзы Джани. Увидев, где именно находится этот дом, он вернулся и присоединился к своим спутникам.

Баб прибыл в Кашан вечером накануне третьего Нау-Руза после объявления Своей Миссии, который в этом году выпал на второй день месяца раби'у'с-сани 1263 года хиджры.[1] В этот же вечер сиййид Хусайн-и-Йазди, приехавший ранее в Кашан во исполнение указаний Баба, был приглашён в дом хаджи мирзы Джани и приведён к своему Наставнику. Баб диктовал ему Скрижаль в честь хозяина дома, когда к последнему пришёл некий сиййид Абду'л-Баки, известный в Кашане своей учёностью. Баб пригласил его войти и позволил слушать являемые Им стихи, но отказался открыть ему, Кто он такой. В завершающей части Скрижали, обращённой к хаджи мирзе Джани, Баб молился за него, прося Вседержителя наполнить его сердце светом Божественного знания и даровать ему красноречие во имя служения и провозглашения Его Дела. Благодаря этой молитве хаджи мирза Джани, неграмотный и не обладающий никакими познаниями, мог впечатлять своими словами самых выдающихся богословов Кашана. Он обрёл такую силу, что мог заставить умолкнуть всякого пустослова, имеющего смелость оспаривать заповеди его Веры. Даже заносчивый и надменный мулла Джа'фар-и-Нараки не мог, несмотря на своё уникальное красноречие, сопротивляться силе его доводов и внешне был вынужден признать достоинства Дела, исповедуемого его противником, хотя в глубине души отказывался верить в его правоту.

[1.] 1847 г. от Р.Х.

Сиййид Абду'л-Баки сел и стал слушать Баба. Он слышал Его голос, видел Его движения, наблюдал за выражением Его лица и внимал словам, что непрерывным потоком устремлялись из Его уст, и всё же нисколько не был тронут их величием и силой. Окутанный завесой своих пустых измышлений и учёности, он был не в силах оценить смысла изречений Баба. Он даже не потрудился расспросить об имени или характере Гостя, в чьём присутствии он находился. Равнодушный ко всему, что видел и слышал, он покинул это место, не ведая о неповторимой возможности, которой лишился по причине своей апатии. Несколько дней спустя, узнав имя Юноши, к Которому он отнёсся столь равнодушно, он был охвачен досадой и раскаянием. Но было уже чересчур поздно искать Его присутствия и исправлять своё поведение, поскольку Баб уехал из Кашана. Поражённый скорбью, он покинул общество своих товарищей и до конца дней вёл строгую затворническую жизнь.

Среди тех, кому посчастливилось встретиться с Бабом в доме хаджи мирзы Джани, был человек по имени Михди, которому суждено было впоследствии, в 1268 году[1] пасть мученической смертью в Тегеране. Ему и некоторым другим хаджи мирза Джани оказал в эти три дня любезный прием, щедрым гостеприимством заслужив похвалу и одобрение своего Наставника. Даже к членам эскорта Баба он выказал такую же нежную доброту, своим великодушием и очаровательными манерами заслужив их вечную благодарность. Утром второго дня после Нау-Руза, верный данному слову, он передал Пленника в их руки и с сердцем, преисполненным скорби, сказал Ему последнее и трогательное «прости».

[1.] 1851-1852 от Р. Х.

Table of Contents: Albanian :Arabic :Belarusian :Bulgarian :Chinese_Simplified :Chinese_Traditional :Danish :Dutch :English :French :German :Hungarian :Italian :Japanese :Korean :Latvian :Norwegian :Persian :Polish :Portuguese :Romanian :Russian :Spanish :Swedish :Turkish :Ukrainian :